НОВОСТИ

«МАНГБО НАЙНИ» — любовь моя

Я хочу вспомнить время активной, очень творческой и эффективной работы Комсомольской-на-Амуре студии телевидения. Около 30 телевизионных передач в советские годы выходило в эфир. Заметным в этом ряду было создание цикла «Мангбо Найни».

Выпуск «Мангбо Найни» (в переводе с нанайского — «Люди Амура») был задуман, как и многие другие программы Комсомольского телевидения, на одном из заседаний редакционного худсовета. Вначале просто прозвучала идея создать национальную программу, частично и на нанайском языке. А спустя некоторое время с большим интересом слушали мы доклад сотрудников редакции «Творчество» журналиста Галины Максимовны Таск и режиссёра Галины Павловны Гринько. К тому, что уже обсуждалось на предыдущем заседании, они добавили новые темы: современную жизнь нанайцев и других народностей Приамурья, становление письменности, приобщение к общерусской культуре.

Цикл передач оказался перспективным. Ведь вымирающие этносы не только получали поддержку советской власти, но и сами вносили немалый вклад в развитие России. Героем Великой Отечественной войны, Героем Советского Союза стал снайпер Андрей Пассар. Делегатом ХХV съезда КПСС, а это являлось тогда великой честью, был бригадир рыболовецкой бригады из села Бельго колхоза имени Ленина, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, Виктор Яковлевич Самар. В члены Союза писателей РСФСР приняли учителя из села Верхняя Эконь, а позже секретаря колхозного парткома Валентина Гейкера — автора национальных сказок. Членом Союза художников стал его брат Александр. Известному певцу Кола Бельды благоволил сам дорогой Леонид Ильич Брежнев. Изумительной солисткой Новосибирского театра оперы и балета была Аня Гейкер. Активным депутатом Верховного Совета России проявила себя Евдокия Александровна Гаер. Как таким людям, их самобытности и самоотверженности, было не посвятить передачу нашего Комсомольского-на-Амуре телевидения!

И вот первый выход в эфир. На заставке национальный нанайский орнамент, соответствующий музыкальный мотив. В кадре интеллигентный ведущий – учитель из села Верхняя Эконь Георгий Леликович Бельды. Звучит национальное приветствие «Бачиго Апу – здравствуйте!». На долгие 18 лет существования программы это стало ее визитной карточкой.

Вспоминает режиссёр телецикла «Мангбо Найни» Галина Гринько:

Героями национальной программы были нивхи, живущие в низовьях Амура, народные мастера Ульчского района, нанайцы Среднего Амура, приморские удэгейцы с их самобытным укладом жизни, старинными обычаями, праздниками. Кроме того, авторы были хорошо знакомы с сахалинскими нивхами и нанайцами, проживающими в Северном Китае (провинция Тунь-Зянь, там их называют хэджэ).

В одной из первых программ приняла участие учёный-этнограф Евдокия Александровна Гаер. Нанайка по национальности, она много работ посвятила изучению и возрождению родного языка, возвращению к жизни традиций и самосознания нанайского народа. Основой этому должна была стать сельская школа. У педагогов села Нижние Халбы Комсомольского района возникла идея создания школы «Возрождение». В школе предполагалось организовать совет старейшин. Члены совета должны были вести кружки: национальной игрушки, танцевальный ансамбль «Хакоан» («Цветок»), «Айсима Китан» («Золотая игла»), где детей обучают шитью и вышивке, «Дечо» — здесь детей знакомили с предметами быта, охоты и рыбалки. В школе «Возрождение» работал «Совет молодых отцов» и «Клуб молодых мам».

Телепрограмма «Мангбо Найни» развивалась. И ей, как и авторам передачи, стало тесно в рамках одного-двух выпусков в месяц. Тогда отдельные рубрики сформировались в самостоятельные программы. Так появились: «Дела семейные» — рассказы о традиционном укладе жизни нанайской семьи; «Лики времени» — сказки, легенды, искусство шаманов; «Ачамбори» — творческие встречи поэтов, писателей, музыкантов; «Живые ремёсла»; «Человек дела» и «Родная земля» — разработка маршрутов этнотуризма, посещение национальных музеев.

Галина Павловна Гринько:

Однажды я познакомилась с уникальной мастерицей, преподавателем труда Раисой Барановой и её мужем, оказавшимися из одного со мной села. Я была потрясена тем, как эти люди пытаются вернуть к жизни почти утраченный родной язык – пишут стихи и песни. Их квартира похожа на национальный музей, доступ в который имели лишь посвящённые.

Жило во мне и чувство долга перед человеком, спасшим мне жизнь в далёком маленьком селении Пульца, что по-нанайски означало «ходи быстро-быстро». В лютую зиму 1953 года в доме русского ссыльного умирала маленькая девочка. Две страшные болезни – корь и свинка, соединившись вместе, отняли и зрение. Местный поп решительно настаивал на отпевании. Вдруг распахнулась дверь, и в дом буквально ввалился небольшого роста заснеженный человек. Он подошёл к попу и сказал требовательно: «Ходи дома, она жить будет». После чего из-за пазухи вынул свежую шкурку зайца, снял плёнку с горячего топлёного молока, что томилось в печи, положил на шкуру и накрыл ею глаза девочки. Затем проделал то же самое с другой шкуркой, обвязав ею распухшую шею. «Утром смеяться будет», — сказал он матери. Первое, что я увидела утром – два огромных краснобоких яблока. И заплакала. Все испугались, что ослепну вновь. Но опухоль прорвалась, глаза видели, и уже ничто на свете не могло помешать мне выжить.

Милый дядя Коля Самар! Я нашла его спустя 37 лет, когда вместе со съёмочной группой приехала на запись очередной программы. Мне показалось, что он по-прежнему такой же – маленький, стеснительный и очень-очень добрый. И хотя от нашего села не осталось и следа, он всё говорил: «А помнис – Пульца-то? А? Ходи быстро-быстро! А ты такая больсая-то, ой, больсая….

Не буду рассказывать о поисках ведущих для программы, их было несколько. В конце концов остались двое – бывший преподаватель родного языка Георгий Бельды и инженер связи Зинаида Оненко. Они-то и взвалили на себя самый тяжкий труд – возвращение языка своему народу. Принять участие в передаче почли честью учёные-лингвисты, писатели, поэты, а однажды в студии появился сам Кола Бельды! Густющая грива чёрных волос, узенькие щёлочки искрящихся восторгом глаз и чуть замедленная речь, выдающая давнее заикание. Он обнимает нас всех по очереди и, волнуясь, произносит:

— А все вокруг всегда думали, что я чукча, а я – нанай! Нанай, и этим счастлив! Я только что из Франции, дорогие мои! Там я впервые был настоящий нанай. Туда я взял с собой два костюма. Один – праздничный, другой — простой, повседневный. Когда я вышел на сцену, зал замер!
— От чего же?
— А я был в такой красивой одежде, какой они никогда не видели, эти всезнающие ф-ф-французы!..

Словом, когда закончился концерт, Кола Бельды чуть не стащили со сцены, и он, вдруг поняв, что становится первым полномочным представителем своего народа, вынес из-за кулис нанайский ковёр. Разрезав его на кусочки, певец раздал их французским зрителям. Так в 1990 году Франция впервые увидела знаменитого российского певца Кола Бельды из доселе неизвестного народа нанай и искренне полюбила его.

Среди героев нашей передачи были Зинаида Понгсавна Оненко, что работает в области возрождения традиционной нанайской лоскутной техники, и резчик по дереву Дмитрий Эдуардович Оненко. Николай Девгода привносит в современную жизнь традиционные образы нанайской культуры. Юлия Дмитриевна Самар – член Союза художников России, участница многочисленных выставок в России и за рубежом. Лариса Ранчаловна Киле делает игрушки в традиционном нанайском стиле – сувенирные куколки. Также создает ковры с искусным орнаментом. Это, повторюсь, только несколько имён из тех, с кем пришлось встретиться на длинном пути по дорогам программы «Мангбо Найни».

Иногда я смотрю на ночное небо и представляю, что звезды, разбросанные по небосводу, это люди. Каждая звёздочка – словно фонарик, зажжённый человеком, встретившимся на моём пути. Как не благодарить судьбу за то, что подарила мне столько замечательных встреч! Спасибо тебе за всё, «Мангбо»!»

Авторы передачи "Мангбо-Найни": редактор Галина Таск, режиссер Галина Гринько и оператор Юрченко

Валерий ГОРОВОЙ, бывший главный редактор КСТ

Источник